19:49 

Последние капли

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
Название: Последние капли
Автор: ~tabula rasa~
Бета: katatsu_muri
Пейринг: Акаме
Жанр: Юст, романс, немного юмора
Рейтинг: R
Дисклеймер: Парни принадлежат друг другу. Я всего лишь взяла поиграться )

Пролог

Посленовогодний Токио потихоньку мерк, снимая иллюминацию, тонул в дожде и мокром снеге. Аканиши готовился к концертам и записи сингла. Дни расписаны по часам, часы по минутам, минуты по секундам. И каждая секунда вмещала в себя вечность. Джин работал. И во всей этой суматохе всё ещё умудрялся думать не о том. Он постепенно, по каплям собирал информацию о Каме. От Ямапи, от Рё, от Такки. Из новостных роликов и интервью в журналах. Аканиши зависал над фотографиями, залезал в интернет и фейковый твиттер. И ещё иногда звонил. С начала года целых два раза. Джин скучал. Раньше он не думал, что будет так скучать, даже погрузившись в работу. А ещё он никогда не думал, что этот сосуд, в который помещались мысли и воспоминания о Казу, когда-нибудь наполнится. Он казался бездонным. Джин сам себе казался бездонным. Словно вся вода уходила в землю.
Аканиши очень удивился, когда в ночь с субботы на воскресенье понял, что количество Каме в его голове достигло критической отметки.

Глава 1

В коридорах студии звукозаписи было на удивление пусто. Нужная операторская нашлась почти сразу. Это не сложно: дверь нараспашку и за стеклом видно Джина. Он смотрел в лист с текстом и хмурился. За пультом, спиной к двери, расположились три человека. Один, видимо звукооператор, колдовал над бегунками. Второй, облачённый в пиджак, просто сидел, сложив руки на груди. Третий вертелся в кресле. «Поехали», - скомандовал он, делая полный оборот вокруг оси. Аканиши начал петь, но почти сразу напутал слова и сбился.
- Извините, пожалуйста. Сейчас точно всё сделаю. - Джин поднял голову и заметил в дверях Казую.
- Аканиши-ку-у-ун, - протянул неугомонный космонавт, - ну в чём дело? Соберись!
- Извините. - Короткий кивок, заминка и Аканиши снова бросил взгляд на Каме. - Мы можем сделать паузу?
Он снял наушники и вышел в коридор, прикрыв за собой дверь.
- Привет, - Каменаши уставился на приблизившегося Джина. Он очень хотел улыбнуться, но губы не слушались. Кажется, получилось несколько коряво.
- Здравствуй. - Джин не улыбался совсем. Только слишком уж знакомым жестом потёр кончик носа. Казуя проклинал этот жест. Когда-то он приложил чёртову уйму усилий, чтобы не отзеркалить его. - Что ты тут...
- Пи сказал, у тебя запись сегодня, - не дал закончить вопрос Каме.
Аканиши выглядел усталым. Или скорее грустным... Или... Казуя не мог подобрать точного слова. Но он очень давно не видел такого Джина. Наверное даже никогда.
- Пи? Вот как... - кончик языка показался на секунду и тут же исчез обратно. - И с каких пор ты общаешься с Пи?
Короткий поклон прошедшему мимо человеку, и всё внимание снова обращено на Каме. Аканиши ждал ответ. Даже во взгляде появилось что-то новое.
- С тех пор, как понял, что хочу знать про тебя.
Это была правда. Вопрос застал врасплох. Даже если бы Казуя и хотел сказать что-то нейтральное, он бы не сумел придумать ответ. А он и не хотел.
Удивлённая улыбка. Слабая, словно недоверчивая. И длинный палец, потирающий переносицу.
- Ты мог спросить у меня.
Вдруг вспомнился шокированный взгляд Уэды, когда Каме сделал точно так же вчера на репетиции. Каменаши поджал губы, сдерживая усмешку, и отвёл взгляд в сторону.
- И ты бы ответил?
- Конечно. - Джин опустил подбородок, смотрел исподлобья. Как же ему, наверное, не хватало сейчас шляпы, чтобы спрятаться. Какой же он красивый без этой шляпы. Казуя сто лет не видел Аканиши без неё. Не меньше ста, точно!
- Хорошо. Тогда, что ты делаешь вечером?
- Аканиши-сан! - из-за двери высунулась недовольная голова человека в пиджаке. - Время...
Джин поспешно кивнул:
- Извините. Сейчас. Ещё минуту, пожалуйста. Извините.
Каме хихикнул, редко доводилось замечать за Аканиши подобную вежливость.
- Торопишься? - Джин повернулся обратно к Казуе. - Одна песня осталась. И можем пойти куда-нибудь поужинать.
- Отлично, - Каменаши закивал, боясь то ли того, что Джин передумает, то ли того, что их опять прервут. Аканиши уже почти двинулся. - Джин? Я могу послушать?
Он тут же пожалел о своей несдержанности. Вряд ли Джину хочется, чтобы кто-то посторонний там присутствовал. Теперь он либо вынужден будет согласиться, либо откажет. В любом случае Каме будет чувствовать себя неуютно.
Поток самобичевания прервал Аканиши, с мягкой улыбкой потянувший за плечо:
- Пошли.
После ярко освещённого коридора в операторской было почти темно. Казуя пристроился рядом с дверью, стараясь слиться со стеной, и наблюдал, как за стеклом Джин с сосредоточенным видом надевает наушники. Листочек с текстом чуть дрожал в пальцах. В этот раз он туда даже не смотрел. Он смотрел на Каме, Каме это видел. Видел и никак не мог поверить.
Голос накрыл волной. Такой родной, с новыми незнакомыми интонациями, чуть хрипловатый и чистый одновременно. Казуя закрыл глаза, погружаясь в этот голос. Тонул и выныривал, и чувствовал, как подкашиваются колени. А в районе солнечного сплетения тугим калачиком свернулось что-то тёплое.
Голос исчез, и Каме неохотно вернулся к реальности. Люди в комнате оживились, одобрительно закивали, звукооператор показывал большой палец. Аканиши их не видел. Он снова смотрел на Казую, прямо в глаза. А Каме уставился в ответ, боясь пошевелиться, даже не в силах сглотнуть появившийся в горле комок.

***
Когда, попрощавшись, они вышли за дверь, Каменаши хотел сказать, что это было здорово. Наверное, он должен был это сказать, хотя бы это. Но сразу подобрать слова тому, что чувствовал, Казуя просто не смог. И промолчал. А Джин, кажется, побоялся спрашивать. Каме очень надеялся, что слово «круто!» было написано на лице, что всю гамму эмоций Аканиши смог прочесть в его глазах, когда они долго, неприлично долго, обменивались взглядами.
- Куда поедем? - тихо поинтересовался Джин, копаясь в мобильнике. Он сделал несколько шагов и всё же остановился, позволяя Казуе беспрепятственно разглядывать свой профиль и тонкие пальцы, ловко стучавшие стилусом по экрану. Минута созерцания быстро закончилась, Аканиши убрал телефон и, извиняясь, кивнул: - Звук включил. Так как?
- Знаешь, я не хочу никуда ехать.
- А... ну... ладно... - Джин больше не нашёл, что сказать. Стоял и растерянно хлопал ресницами. Каме мысленно выругался.
- Я имел ввиду, там шумно. И народу много. Поехали ко мне? Обещаю накормить.
Такой сияющей улыбки Казуя не припомнит, пожалуй, даже за всё время их знакомства. Аканиши никогда не умел скрывать эмоции. Недоумение, обида, радость, разочарование - всё моментально отражалось на его лице. Похоже, ничего не изменилось.
Всё время, пока они шли по коридорам, Джин сиял и тараторил, тараторил и сиял, моментально превратившись из хмурого сосредоточенного парня в шумного подростка. Каме оставалось только улыбаться этой ребячливости и вовремя кивать. Он не вникал в рассказ, он расспросит обо всём позже. Сейчас главное не упустить ни мгновения этой солнечной улыбки. Как же давно он не видел Джина!
- Я с трудом сдерживался, чтобы не заржать... - Каме сильно сомневался, что у Аканиши получилось, судя по тому, как тот едва не сложился пополам прямо здесь.
- Ты на машине? - Они миновали петляющие коридоры и спустились на стоянку. Джин кивнул, махнув рукой в направлении своего парковочного места. Каме надо было в другую сторону, но он пошёл с Джином. - Я тоже. Придётся ехать по отдельности.
Этот факт немного расстраивал. Совсем чуть-чуть.
- Вспомнил, я же ещё не рассказал, как... - новую тираду прервал телефонный звонок. Голос Леди Гаги гулко прокатился под бетонными сводами. Аканиши нахмурился на секунду, недовольный, что его перебили, затем широко улыбнулся и достал телефон.
- Рё! Говори. - Казуя прыснул, боясь даже представить, какую мелодию поставили на него.
- Обязательно встретимся, но не сегодня. У меня дела. - Джин орал на всю парковку едва ли не громче, чем музыка только что.
- Почему сразу девушка? - разворот на сто восемьдесят градусов и Аканиши уже шагает спиной вперёд, глядя на Каме. Видимо убеждаясь, что он не девушка.
- Какая тебе разница, как зовут мои дела? Тебя фанатки подослали шпионить? - Он закатил глаза, демонстрируя Каменаши, как его достают такие допросы.
- Слушай, давай завтра, а? Вечером. Втроём. У меня... нет, лучше у Пи. С вас выпивка. - Кажется, на том конце всё-таки возмутились. Интересно, а что про всё это думает неожиданно оказавшийся хозяином Ямашита?
- ...а с меня - я! - Довольно заключил Аканиши и, хихикая, захлопнул мобильник. - Извини.
Каме нервно почесал локоть:
- Пропустишь встречу с Нишикидо?
- Переживёт. Тем более он здесь на неделю завис.
- Я могу по...
Каменаши врал, ничего он не мог. Единственное, чего он сейчас хотел больше, чем оказаться наконец с Джином наедине, это самого Джина.
- Каме, выполни одну мою просьбу? - Аканиши даже остановился, едва за плечи не схватил. - Уймись. И пошли уже быстрее.

***
Гелендваген Джина летел впереди и занимал, по ощущениям, едва ли не всю полосу. Чертовски неудобная с точки зрения Каме машина. Квадратная, тяжелая, огромная. Впрочем, если он хоть чуть-чуть понимал Аканиши, в данном случае именно размер имел значение. В этом танке можно было отлично спрятаться от внешнего мира. Ну и кто из них после этого черепаха?
Было что-то уютное в том, что Джин ехал первым и расчищал дорогу к дому Каме. Казуя улыбался и старался не отставать. Это было сложно, потому что в ушах продолжал звучать хрипловатый голос, и никак не выходил из головы взгляд, которым Аканиши смотрел на него после записи. Кого Джин представлял на месте Каме? Кому пел? Кому смотрел в глаза так, что невозможно было сделать вдох? Каменаши не знает и не хочет знать. Сегодня Казуя вправе думать, что этот кто-то - он. Они едут к Каме домой, Каме улыбались и рассказывали истории, значит и взгляд предназначался тоже ему.
Каменаши зажмурился, желая прогнать это терпкое воспоминание, но тут же вспомнил про дорогу. Дьявол, ещё не хватало в аварию попасть из-за своих фантазий! Всё хорошо. Прямо перед ним гелендваген Аканиши колёсами лизал мокрый асфальт. Они ехали к Казуе.

@темы: акаме, творчество, фанфики

URL
Комментарии
2011-06-26 в 19:52 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
Глава 2

- Можешь включить телевизор, - бросил Каме по пути на кухню. - Зачем покупал, спрашивается, всё равно не смотрю.
Пока Каменаши за стенкой хлопал дверцей холодильника и шуршал пакетами с заморозкой, Джин растерянно крутился на месте, оглядывая гостиную. Он давно здесь не был. Даже слишком давно. И не то чтобы что-то изменилось, но... Внутри поселилось ощущение, что он здесь чужой. Случайный гость. Как пришёл, так и уйдёт, ничего после себя не оставив, и ничего не забрав. Стало неприятно и даже как-то больно. Джин опустился на диван и обхватил диванную подушку, прижимаясь к ней лицом. Остаться бы так на всю жизнь. Или хотя бы на ночь. Только вместо подушки - Казу.
Лишь бы не помешали. Лишь бы Казуя не ворвался с кухни, заставляя испуганно вскочить. Он просто посидит так немного и встанет сам. Вот сейчас. Потому что если останется тут ещё хотя бы минуту, то точно уснёт, провалившись в такой родной запах.
Аканиши посильнее стиснул подушку, рывком поднялся и сбежал от одиночества и непрошенных мыслей поближе к Каме. Тот, собрав волосы на затылке в короткий хвост, жарил овощи, подкидывая их в воздух не хуже профессионального повара. Джин застыл в дверном проёме, любуясь. Это было так по-домашнему: Казуя готовит для него ужин. Каменаши повернул к нему голову и улыбнулся.
- Будь другом, я соевый соус забыл. - Выразительный кивок в сторону холодильника. - Сбоку, где бутылки.
Аканиши открыл дверцу и присвистнул.
- Каме-е-е, можно я буду там жить? - жалобно проскулил он и сделал самые щенячьи глаза, на какие только был способен. Каменаши любит собак, его точно проймёт.
Казуя захохотал:
- Что, у тебя совсем пусто?
- Совсем.
Джин протянул бутылочку, перехватив её поближе к крышке, чтобы случайно не коснуться Каме - не хватало ещё расколотить, ужина-то пока нет.
- Тогда понятно, почему ты так похудел. - Казуя нахмурился, добавляя к овощам соус.
Джин не любил, когда Каме хмурится. Захотелось подойти и прикоснуться губами к этой складке между бровями. Смелости хватило только на то, чтобы подойти. И, заглянув через плечо, наблюдать, как взлетает в воздух разноцветная смесь.
- Хочешь попробовать? - кивнул Каменаши на сковородку.
- О, нет! - Джин подтвердил отказ выставленными перед собой ладонями и сделал шаг в сторону: слишком близко. - Уверен, без меня у тебя лучше получится.
Хихикая, Каме покрутил над смесью мельницей со специями.
- Как парни? - Аканиши завладел поставленной на стол мельницей и уселся на табурет.
- Нормально. - Казуя ещё раз подкинул овощи и выключил плиту. - Сегодня мы друг от друга отдыхаем.
Джин покатал стеклянную банку между ладонями и коротко хмыкнул:
- А что, есть необходимость?
- Тебе ли не знать. - Смущённая улыбка, и Аканиши понял, что готов хоть вечность сидеть на этой кухне и слушать любую ерунду, если только Каме будет так улыбаться. - Джунно уже неделю говорит, что хочет лето и рыбалку. От разговоров о наживке все начинают потихоньку сходить с ума.
- Весело, - даже не улыбнувшись прокомментировал Джин. - Несколько лет назад я бы врезал.
- Ты бы и сейчас врезал, - засмеялся Каменаши, колдуя над тарелками. Когда волосы собраны в хвост, хорошо видно шею. - Вчера показалось, даже Коки уже на грани. И Мару. Когда Тагучи попытался описать, чем мотыль отличается от опарыша...
- Не продолжай! - Джин неэстетично скривился. - Ты прав, врезал бы.
Вертеть мельницу в пальцах надоело, Аканиши поднёс её к носу, после чего выразительно фыркнул.
- Уэда единственный счастливчик. - Улыбнувшись, Каме легко стукнул его по голове и отобрал игрушку. - Не балуйся.
- Эй! - Недовольная складка между бровей исчезла лишь после того, как перед Джином поставили тарелку с едой и вручили палочки. - А что там с Уэдой?
- Татсуя временно не с нами, а где-то там... - Каме неопределённо махнул рукой и придвинул к столу табурет. - Притих. Сочиняет что-то, наверное. - Короткая пауза. Взгляд на секунду стал стеклянным, точно и Казу сейчас где-то далеко. - Ты тоже так притихал, перед тем как выдать новую песню.
Аканиши понимающе кивнул и переместил своё внимание на тарелку. О странностях в поведении Казуи он подумает позже. А ещё лучше, вообще не будет об этом думать. В последнее время, когда Джин думает о Каме, все мысли заканчиваются одинаково. И в этом нет ничего хорошего.
- Вкусно! - Аканиши закинул в рот очередную порцию. - Знаешь Каме, я бы на тебе женился, пожалуй.
Казуя замер, так и не донеся палочки до рта, осторожно покосился на Джина. Тот щурился и хитро улыбался. И явно шутил, даже не догадываясь, насколько неудачной показалась эта шутка Каменаши.
- Да уж... - Каме вернул захваченную порцию обратно в тарелку. - Мы бы виделись два раза в месяц и были бы идеальной парой.
- Всё не настолько плохо... - пробубнил себе под нос Аканиши и тут же снова засиял, возвращаясь к еде.
Сейчас он был таким же, как десять лет назад, таким же, как в детстве. Лохматый мальчишка с задорной улыбкой и блеском в глазах. И до боли хотелось подойти, уткнуться носом в тёмную макушку и прошептать «как же я соскучился, Джин». Но слишком страшно ощутить напрягшееся под обнявшими руками тело и услышать удивлённо-насмешливое «Каменаши, ты совсем спятил на своей работе?» Казуя дёрнулся, будто Джин действительно так сказал, и занялся стручковой фасолью, не замечая, как смотрит на него Аканиши, не зная, что думает он сейчас примерно о том же. Разве что в более откровенных выражениях.
Тишина не казалась неловкой, она вполне естественна, когда двое давно не виделись и теперь просто обдумывают услышанное. И всё же что-то тихо звенело в воздухе, в любую секунду готовое лопнуть.

URL
2011-06-26 в 19:52 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
«Иногда я иду по улице и слышу твой голос», - хочет сказать Джин и молчит.
«Мне кажется, что ты меня зовёшь», - он задумчиво гоняет палочками горошину по тарелке и молчит.
«Я оборачиваюсь, а тебя нет», - горошина не поддаётся, она упрямая.
«И я решаю, что больше не буду оборачиваться, это глупо», - Джин ещё упрямее. Он гоняет горошину и продолжает молчать.
«Но оборачиваюсь снова и снова. Потому что... А вдруг это ты». - Горошина выпрыгивает в очередной раз, палочки громко стучат по тарелке.
Каме вздрогнул.
- Извини. - Аканиши мотнул головой. - С Тагучи и Уэдой всё понятно. А остальные?
- Танака новый трюк пробует, - после секунды раздумий выдал Казуя и поднялся. - По его словам, это будет что-то впечатляющее. Не меньше, чем тройное сальто назад, точно!
Каменаши достал чайник из исинской глины и засыпал туда что-то ароматное. От мягкого и очень знакомого запаха слегка закружилась голова. Так пахли покой и умиротворение.
- На это стоит посмотреть. - Джин постарался засмеяться непринуждённо. Но судя по обалделому взгляду обернувшегося Каме, с актёрским мастерством у него проблемы.
- Мару вздумалось имидж сменить, - продолжил Каменаши, размещая на столе чашки и никак не комментируя поведение Джина. - Но как-то очень странно: по мне, так ничего не меняется. И похоже, вряд ли изменится.
Казуя просунул под глиняный чайник бамбуковую салфетку и сел обратно.
- У вас с ним... вы подружились, да? - Аканиши и для себя-то нормально сформулировать не мог. Не удивительно, что Каме рот открыл, не зная, как отреагировать на такую реплику. - В последнее время, - добавил Джин для понятности, обхватывая ладонями пустую чашку.
Потом сообразил, что понятнее нифига не стало, и окончательно смутился. Казуя если и понял, то помогать не хотел, позволяя Аканиши всё глубже залезать в бутылку.
- Я имею ввиду, ты и Накамару, вы... - Джин потёр нос и умоляюще посмотрел на Каменаши. - Вы... теперь... ну, вы странно себя ведёте. - Вымучил наконец Джин, почесал коленку и суетливо схватился за чайник.
Каме моргнул. Нахмурился. И ещё раз моргнул.
- Только не говори, что ты смотрел мейкинг!
Чай полился мимо чашки.
- А там есть на что смотреть?
Он хорошо себе представлял, в чём мог заключаться фансервис. Слишком хорошо. А ещё во что он мог вылиться. И что это мог быть совсем не фансервис. И что... Сердце будто сжали в кулак.
- Да нет же! - Каменаши кинул на лужу бумажные полотенца и забрал чайник. Пальцы на секунду соприкоснулись, и Джин дёрнулся как от удара током.
- Нет? - тихо переспросил Аканиши, потирая кисть. Он надеялся, что это не прозвучало слишком обнадёженно.
- Джин, если ты продолжишь в том же духе, я решу, что ты ревнуешь. - Казуя с абсолютно серьёзным лицом наполнил им чашки.
- Вовсе нет. С чего бы? - Захотелось удариться головой о стену: его бросало из одной крайности в другую и в присутствии Казу никак не получалось это контролировать.
- Это я должен спрашивать, с чего вдруг ты интересуешься моими отношениями с Накамару? - Каме подмигнул и сделал глоток.
И с Пи, и с Тегоши, и с Коки, и с... Аканиши, какого черта ты вообще об этом думаешь?!
Ещё можно обратить всё в шутку. Засмеяться, хлопнуть по плечу, сострить как-нибудь. Но нет сил даже просто улыбнуться. Зачем ты здесь, Джин? Почему ты здесь? Он позвал тебя как старого друга, потому что не хотел проводить вечер в одиночестве? Или... Можно ли надеяться, что есть что-то большее в этом серьёзном взгляде, в этой улыбке?
- Ты прав, это не моё дело. Извини. - Он опустил глаза и провёл пальцем по вдавленному на чашке иероглифу.
«С тех пор, как понял, что хочу знать про тебя». Это прозвучало как признание. Могло бы прозвучать. Если бы Аканиши не искал с таким упорством хоть малейший намёк на это самое признание! Во взгляде, жестах, словах... Он, конечно же, находил. И тут же одёргивал себя: очень просто найти то, чего нет, если так этого хочешь.
- Джин... - начал Каме тихо, но продолжить ему не дали.
- Мне всё равно, что у вас там. Я просто увлёкся. Извини.
Всё равно, конечно, не было. И произносить эту чудовищную ложь вслух чертовски больно. Но лучше так. Лучше сделать несколько шагов назад сейчас, чем потом Казу сам будет от него шарахаться. Безусловно, Каменаши переживёт тот факт, что его хочет бывший одногруппник, но что тогда останется самому Джину вместо надежды и возможности посидеть вдвоём на одной кухне?
- Ладно. - Каменаши улыбнулся, но как-то совсем не весело. Скорее даже грустно.
- Спасибо за ужин. И за чай. Очень вкусно.
Джин смотрел на слабую улыбку Каме и думал, что в очередной раз где-то перегнул палку. Только вот где?
Если ему не светит остаться в этой квартире на всю жизнь, то стоит хотя бы уйти вовремя. По мнению Аканиши «вовремя» - это никогда. Или сейчас. Пока он ещё чего-нибудь не сказал, от чего улыбка Казу совсем померкнет.
Быть может, Джину повезёт оказаться на этой кухне ещё раз. И Джин опять будет любоваться открытой шеей и ямочками на щеках. Но для начала надо уйти.

URL
2011-06-26 в 19:53 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
Глава 3

Поднятый ворот, шапка на глаза, руки в карманах. Джин гулял. Кажется, именно это называется «куда глаза глядят». Куда глядят, туда и гулял. А глядели они то направо, то налево, но в основном под ноги. Когда смотришь на мокрый асфальт сверху вниз, не чувствуешь себя такой уж букашкой по сравнению с высотками и небоскрёбами. Если задрать голову, становится по настоящему страшно от осознания своей ничтожности. Будь Джин хоть немного поменьше, к примеру, как Рё, он бы точно рехнулся. А так... Можно жить. Тем более что ему и без небоскрёбов есть о чём поразмышлять.
Вчера приходили из журнала брать интервью. Очень милая девушка, весьма невинные вопросы. А Джин всё боялся, что его спросят про группу. Про Каме. И почему-то едва ли не молил, чтобы спросили. Конечно, он бы сказал что-нибудь нейтральное. Про группу. И про Каме. Но подумал бы... Хотя и так ведь думал. Вспомнить, что он ляпнул, так сразу хочется посильнее натянуть на нос шапку и мол, он тут вообще не при чём. Его любимое занятие: сначала говорить, потом думать, а потом вспоминать, что сказал и прятаться под шапкой. Или шляпой. Или капюшоном. Под чем-нибудь. А с тех пор, как в его голове прочно поселился Казу, Аканиши вообще только этим и занимался.
Все истории о любви давно уже придуманы до них. Придуманы, прожиты и старательно записаны в толстенные фолианты. Где-то талантливо, где-то не очень. Не в этом соль. Большинство историй заканчиваются плохо почти сразу же, вернее сказать, они плохо начинаются и потому априори не могут закончиться хорошо. Некоторые обретают свой мрачный или тоскливый конец спустя какое-то время, безжалостно перемолов по пути всё, что глубоко было запрятано в душе читателя. Есть, конечно, и такие, которые заканчиваются хорошо или вовсе уже не заканчиваются, превращаясь в светлое, невесомое воспоминание. Но их мало. И это точно не случай Аканиши Джина.
Если подумать, Джин должен считать себя счастливчиком. Практически любая девушка может стать его. Стоит только улыбнуться, подмигнуть и поманить пальчиком. Всё как на камеру, проще некуда. Минимум усилий, и он избавлен от одиночества. На несколько часов, на вечер, даже на ночь. А если постараться быть хорошим мальчиком - может статься, что на неделю или месяц. На большее, пожалуй, не хватит ни его, ни её. А потому счастливчиком Джин себя не ощущал. Точнее ощущал, но во всём другом, всём, что не касалось личной жизни. И Каменаши Казуи.
Ветер бросил в лицо очередную порцию холодных колючих капель, заставляя поморщиться. Зима в Токио... Аканиши чуть сдвинул назад шапку, открывая обзор, и огляделся. Не так уж и далеко он забрёл, ещё можно вернуться домой, принять горячий душ, залезть под одеяло и отключиться. Но почему-то от одной мысли о покое и одиночестве начинала болеть голова. Раздрай в душе замечательно лечится шумом и алкоголем. Джин не был уверен, что ему хочется избавляться от этих мук, но бар через дорогу манил неоновой вывеской, на контрасте напоминая о тёмной и пустой квартире.
Столик в дальнем углу и стакан виски, с которым он переместился сюда от барной стойки. Зато ни одного знакомого лица. Осталось напиться, окончательно расковырять эту рану и в полузабытьи отправиться-таки домой. Отличная стратегия, Аканиши-кун, у тебя никогда не получалось заниматься самолечением.
Джин даже стакан поднять не успел, как рядом очутилась длинноногая девица с рыжими крашенными кудрями. А может и не рыжими, черт его разберёт, при таком освещении. Но даже в темноте понятно, что гайдзинка. Приличные японские девушки давно уже спят дома, а не шастают по подобным заведениям в одиночестве. Аканиши не был приличной японской девушкой.
- Привет, не возражаешь? - выдала девица на чистом английском, повертев в пальцах бокал с голубой жидкостью, и тут же уселась напротив. Дожидаться ответа она явно не собиралась.
Вот, что и требовалось доказать, даже пальцем манить нет надо. Хотя нет, не нужно ему никаких доказательств. Зря она подошла. Притвориться, что он не понимает, что ли?
Аканиши вернул стакан на стол и уставился на незнакомку. Заметив взгляд, девушка кокетливо, но вполне бездарно откинула кудри с лица. У Каме бы лучше получилось. У Каме всё получалось лучше.
- Я подумала, тебе нужна компания.
Девчонка прикусила соломинку от своего коктейля и похлопала ресницами.
- Да ну? - Брови моментально взлетели вверх. Так делал Каменаши. С некоторых пор так стал делать Джин. Он это не контролировал, даже не всегда замечал. Но сейчас сделал вполне осознано. Вряд ли, конечно, девица оценила эффект - в этом мерцающем свете мало что производит впечатление.
- Сидишь такой весь грустный... Даже жалко. - Откровенная попытка дотронуться до его пальцев, сжимающих стакан, и Джин резко отдёрнул руку.
- А с виду - нормальная девушка... - словно про себя произнёс Аканиши и всё-таки сделал глоток. Он начинал злиться. - Так сразу и не скажешь...
Девица недоумённо заморгала:
- А...
- С чего ты взяла, что имеешь право решать за других? Если мне будет нужна компания, я сам об этом позабочусь.
Гнев исчез так же быстро, как и появился. Молодец, Джин, наехал на девчонку. Полегчало? Девушка ловила ртом воздух и продолжала обиженно хлопать ресницами. Аканиши с досадой стукнул стаканом о стол:
- Даже напиться спокойно не дают.
Он достал бумажник, отсчитав несколько купюр, кинул их на стол и поднялся.
- Извини, я не хотел быть грубым. День неудачный.
Незнакомка кивнула, болтая соломинкой в бокале.
- При других обстоятельствах у нас могло бы что-то получиться.
Девчонка наконец подняла голову и посмотрела на него. Хотелось бы верить, что как на идиота, но нет. На идиотов с такой надеждой не смотрят. Дура.
- Считай, что тебе повезло. - Аканиши хмыкнул и начал натягивать брошенную на диванчик куртку. - Найди себе хорошего парня. Я бы даже телефон дал...
Тихонько вжикнула молния.
- ...но он не обрадуется, если я вмешаюсь в его личную жизнь. Так что извини, сама.
Интересно, Аканиши, с каких пор тебя волнует «обрадуется - не обрадуется». Долбанный лицемер, просто ты сам не обрадуешься, если он с кем-нибудь начнёт встречаться. Так что ты не только лицемер, но ещё и эгоист.
Колючий дождь сменился мелким, как манная крупа, градом. Поднятый ворот, шапка на глаза, руки в карманах. Джин шёл домой.

URL
2011-06-26 в 19:54 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
Глава 4

Дни вертелись как цветные стекляшки в калейдоскопе - большие и поменьше, тёмные и яркие, - складываясь в причудливые узоры. У Каме был такой лет в шесть. Маленькая трубочка, таившая в себе необъяснимое чудо: повернёшь её совсем немного, и картинка моментально меняется. А потом Коджи или Йоиджиро его сломал. Мелкие разноцветные камешки валялись на полу, демонстрируя, что нет в них ничего особенного. Всё зависит от того, кто и как смотрит.
Или это был Юя? Казуя помнит только, что сам он точно этого не делал.
Двадцать третьего звонил Джин. Каме, конечно, ждал этого звонка, но не слишком надеялся. Поэтому несколько секунд тупо пялился на экран, где крупными буквами светилось «JIN», пока Уэда не вернул его в реальность простым «Ты не ответишь?»
Джин сказал «привет» и «с днем рождения». Потом немного помолчал и спросил «как дела?» Дела были замечательно. Но Каме ждали парни и съёмочная группа. Аканиши похоже тоже кто-то ждал. Казуя всё равно чувствовал себя чертовски счастливым.
Они встретились в коридоре, на ступеньках. Каменаши поднимался на этаж выше, чтобы найти Ябу, а Джин... Джин спускался, почему-то проигнорировав лифт. И конечно они столкнулись, Каме приложил к этому все усилия, разве что не налетел и не сбил с ног. Аканиши завис над ступенькой, нахмурился и провёл рукой по волосам. А потом улыбнулся широко-широко, как часто улыбался в детстве:
- Привет!
- Привет...
От этой улыбки всё внутри выворачивалось наизнанку. Казуя многое бы отдал, чтобы видеть её каждый день. Ну или хотя бы каждый раз, когда они с Джином вдвоём. Второе даже лучше, пожалуй.
- Аканиши, я сейчас... на пару минут... и вернусь сразу. - Каме тараторил, беспокоясь, что Джин его не дождётся. - Ты пока с парнями... они будут... - он осёкся и замолчал, глядя, как Джин больше не улыбается - нервно чешет щёку и отводит глаза.
- Каме...
- Ты не зайдёшь? - И так было понятно, что нет. Но Каменаши не знал, что ещё сказать, как дать понять, что ему будут рады. Чертов Аканиши!
- Не думаю, что стоит. Передавай привет парням.
Аканиши по-прежнему не смотрел в лицо, больше интересуясь перилами. Каме разглядывал чёрные ресницы, сухие губы, чуть красные оттого, что их только что кусали, и чувствовал, как в тугой комок сжалась внутри тоска.
Тихо, очень тихо, почти шёпотом:
- Мы скучаем по тебе, Джин. - «А ты? Ну хоть немножечко? Совсем чуть-чуть. Скажи, что ты тоже скучаешь. Ведь скучаешь же, правда?»
- Извини.
Мимолётный взгляд и Аканиши сорвался с места, едва не скатываясь по ступенькам. Казуя отвернулся и сделал несколько шагов. За спиной извинялся налетевший уже на кого-то Джин. Мог бы и не торопиться так. Аканиши идиот, если считает, что Каме силой потащит его в раздевалку. Идиот и есть.
Потребовалось дойти до середины коридора, чтобы понять, что никакой Ябу ему не нужен. И вообще никто из джуниоров не нужен. Всё вполне можно решить по ходу, как обычно. И за каким только чертом он выходил вообще из их долбанной раздевалки?! Сидел бы себе, слушал жизнерадостного Тагучи, и знать не знал, что где-то совсем рядом, буквально в паре метров, ходит Джин. Каменаши резко развернулся на месте и пошёл обратно. Этажом ниже, на площадке около лифта, шумно общались Джин и Рё. Хотя «общением» это можно было назвать с большой натяжкой: оба совершенно неприлично ржали, то и дело выдавливая из себя обрывки фраз и перебивая друг друга. Надо понимать, пока Каме совершал увлекательную прогулку по коридору, Аканиши дальше нескольких ступенек так и не продвинулся. Джин упирался одной рукой в стену, другой активно жестикулировал, тряся при этом лохматой шевелюрой. Нишикидо делал брови домиком и периодически запрокидывал голову. Стало грустно. А ещё захотелось, проходя, задеть этих весельчаков плечом. Может Аканиши хоть так обратит на него внимание.
Никого толкать Казуя конечно же не стал, он выше этого. Выше. Выше. С такой нехитрой мантрой Каменаши невозмутимо проследовал мимо них в раздевалку.
- Каме, - улыбаясь поприветствовал его шедший навстречу Ямашита. Хоть кто-то его замечает.
- Ямапи, - Казуя улыбнулся в ответ и приготовился протянуть руку.
- Ямапи! - заорал во всю глотку оставшийся за спиной Джин. - Топай сюда!
Каменаши проводил взглядом сорвавшегося на бег Пи и нашёл в себе силы не оборачиваться.

URL
2011-06-26 в 19:55 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
***
Парни уже переоделись для прогона и в ожидании застрявшего в пробке Танаки развлекали себя кто чем.
- Коки звонил, он уже рядом. Минут через десять будет, - проинформировал Накамару, едва Каменаши переступил порог.
Кивнув, Казуя прямо на ходу стянул с себя кофту. Дался же ему этот чертов Аканиши!
Пам. Пам-пам. Пам. Уэда флегматично тыкал пальцем в клавиши на синтезаторе. Каме поморщился, но промолчал, вылезая из узких джинсов.
- Ух ты! - Тагучи практически подпрыгнул на диване. - А вы знаете, что наш Джин влюблён?
Ну, это не новость. Каменаши стиснул зубы и бросил штаны на пол. Аканиши и девушки.
- С чего ты взял? - моментально отозвался Накамару.
Пам-пам-пам-пам, - простучал по клавишам Татсуя. Джунно потряс в воздухе журналом. Лично Каме завязки на спортивных штанах занимали куда больше.
- Тут интервью. И фото ещё.
Фото. Казуя наклонился, поднял джинсы и принялся аккуратно их складывать.
- Покажи! - преисполненный энтузиазма Юичи устроился прямо на подлокотнике, мебель жалобно скрипнула. - Каме, хочешь посмотреть?
- Нет, - сухо отрезал Каменаши и ещё раз провёл ладонью по джинсовой ткани, чтобы ни одна складочка не проскочила незамеченной.
- Фото классное, - он вовсе не смотрел, как Мару тычет пальцем в глянцевые страницы. Вообще в ту сторону не смотрел.
- Любовь есть, а девушки нет. Любопытно. - И на сияющую улыбку Джунно тоже не смотрел. И на краешек разворота. Очень надо, смотреть на какого-то Аканиши.
Нет девушки?! Каме всё-таки обернулся и уставился на парней, джинсы опять оказались на полу. Чушь какая. Конечно есть. Просто Джин решил не выпендриваться и не показывать, что в очередной раз плюёт на правила Агентства.
- По фотографии, что ли, любовь? - весьма неудачно сострил Уэда.
- Ну может это не девушка... - Тагучи был не лучше. Не девушка, как же!
- Вы читайте больше, что там написано. - Штаны в очередной раз обрели пристойный внешний вид. Им давно не уделяли столько внимания. - Сказать журналистам можно что угодно. Это же Джин.
«Это же Джин». Данная фраза по разным поводам и в разных ситуациях произносилась так часто, что стала для Каме своего рода заклинанием на спокойствие. Вдох-выдох. Это Джин. Дыши, Казуя, ничего не изменится. Потому что это Джин. Вдох. Его Джин. Выдох. И не его.
Ну вот куда он лезет? Лет пять-семь назад Каме ещё мог поэкспериментировать. А сейчас... Работа съедает практически всё время. Тысяча дел, сотня проектов - больших и не очень. И никакой личной жизни. Нет вторых попыток, нет возможности вернуться и попробовать снова. Всё слишком сложно и запутанно, чтобы зацикливаться на том, кому ты не нужен.
Смешно. Все ждут, когда он уже начнёт встречаться с милой, очаровательной девочкой. Каме не против, правда. Не против милой и очаровательной; настолько, чтобы выкинуть из головы Джина. Потому что при обилии вокруг хороших девочек, ему зачем-то сдался плохой Аканиши. И никому ведь не объяснишь. Даже самого себя не переубедить в обратном. Казуя честно пытался. Твердил, что он сам не знает, чего хочет от этих отношений, и отношений ли хочет вообще. Что он тем более не знает, что нужно Джину. И даже если предположить - только на секунду представить! - будто Аканиши не против, смогут ли они друг другу что-то дать?
Но каждый раз, когда раздираемый противоречиями Каме задавался вопросом, нафига ему сдался этот Джин, ответ получался один и тот же - зачем-то сдался.
Вдобавок ко всему, ещё и Аканиши странный в последнее время. То улыбается и вроде бы рад, то откровенно сбегает. Только что был славный, весёлый, прежний Джин, и вдруг становится подчёркнуто равнодушным, едва ли не грубым.
Когда-то давно Джин мог спокойно взять его за руку, обнять, разделить с ним микрофон, или, не спрашивая даже, умять большую половину суши из его бенто. Нынешний Аканиши ни за что так не сделает, вспомни он хоть всё свое нахальство и бесцеремонность. Когда-то давно Каме хотел, чтобы его друг наконец повзрослел. Сегодня мысль о взрослом Аканиши пугала куда больше, чем мысль, что он вообще никогда не повзрослеет.
- Ка-а-аме-е-е! - Казуя моргнул и вместо Джина обнаружил перед собой маячащую туда-сюда ладонь Танаки. Коки убрал с лица длинную чёлку, заулыбался. - Вижу, ты снова с нами. О чём задумался?
- Да так... - Для убедительности Каменаши махнул рукой и на всякий случай изобразил улыбку. - Ну, пошли в зал, что ли?
- Эм... Каме? - Танака потёр бровь и на секунду оглянулся на Накамару. - Ты так пойдёшь, без футболки? Мару, какого чёрта у вас происходит?
Юичи пожал плечами.
- Каменаши-кун злится, когда заходит разговор про Аканиши, - вставил Уэда, хотя его вот совсем никто не спрашивал.
- Я не злюсь. - Казуя натянул на себя тренировочную майку. Когда только Коки успел переодеться? - Просто не вижу смысла в таких разговорах.
- Не любишь бессмысленную болтовню, нэ? - Конечно, Тагучи тоже не мог промолчать.
Зато Каме может. Просто взять и промолчать.
Где-то там Джин смеётся с Ямапи и Рё. Может быть, они потом завалятся к Пи домой, будут обсуждать последние новости и девочек. А у Каме завтра выходной. Поэтому сегодня вечером он тоже обязательно хорошо проведёт время.

URL
2011-06-26 в 19:56 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
Глава 5

Аканиши уже минут двадцать бродил по супермаркету, зависая практически у каждого стеллажа. Несколько недель он жил в бешенном темпе и думал о Казу только перед сном. Это даже стало затягивать. Особый ритм, сотканный из непрекращающегося стука капель по стеклу. Нет времени на самокопание, только работа.
А утром Каме едва не наскочил на него в агентстве, и всё полетело к чертям. Это было так странно: чем больше проходило времени, тем тяжелее становилось видеть Казую и понимать, что они чужие.
Каменаши хотел, чтобы он зашёл. А Джин даже в глаза смотреть не мог, потому что знал, что сейчас всё - всё, черт возьми! - будет написано у него лице. И Джин сбежал. Похоже, теперь это единственно возможная тактика.
Но благодаря Рё Аканиши хотя бы напиться уже не хочет. Он возьмёт всего одну банку пива, чтобы расслабиться и прекратить наконец думать о том, о ком думать совсем не следует.
Банка Sapporo отправилась в корзинку, присоединяясь к сушеным кальмарам, соленым крекерам и непонятно что тут делавшему ведру мороженного. Ну ладно, две.
Рука потянулась за второй банкой и на полпути вернулась к завибрировавшему телефону.
- Пи? - Джин прижал мобильник к уху плечом и повторил попытку стать счастливым обладателем ещё одной банки пива.
- Немедленно приезжай, - выдал Ямашита даже не здороваясь.
Аканиши едва телефон не выронил. Так и не обретшая своего хозяина Sapporo покачнулась на полке.
- Что стряслось? - С этим Томохисой никогда не поймёшь, насколько серьёзно он говорит. Но сегодня Джин почему-то испугался.
- Увидишь, - сухо бросил Ямапи. На заднем плане послышался грохот, Пи сдавленно ругнулся.
- Я в магазине, закончу и...
- К черту магазин, Аканиши! Сейчас!
Досадуя на несправедливость судьбы, которая всё никак не позволит ему нормально выпить, Джин поехал к Ямашите, по дороге стараясь даже не представлять, что у Пи за катастрофа такая.

***
- Вот, принимай. - Джина с порога прямо в куртке потащили в гостиную.
Катастрофу Ямапи звали Каменаши Казуя, она свернулась калачиком на диване и не шевелилась.
- Каме! - Джин дёрнулся, остался на месте, но через секунду всё же кинулся к дивану. - Что с ним?
Пи скрестил руки на груди и привалился боком к дверному косяку.
- Не переживай так, ему хорошо, - лениво протянул Томохиса. - Пока, во всяком случае.
- Пи! Не смешно! - Джин опустился на колени рядом с диваном и бережно погладил Казую по плечу.
- Да пьяный он! - Ямашита с чувством стукнул кулаком по стене. - Вот только что отключился. Чуть прихожую мне не разнёс.
Аканиши шокировано посмотрел на друга, затем повернулся обратно к Каме и повёл носом, ощущая далеко не слабый запах алкоголя.
- И какого он к тебе притащился? - весьма осторожно сформулировал Джин вертевшуюся в голове мысль.
- А я знаю?! - Ямапи нервно прошёлся из одного угла комнаты в другой, избегая смотреть на диван. - Открываю дверь, а там... ЭТО! - Беднягу аж передёрнуло от воспоминания. - На ногах еле стоит и что-то про тебя несёт... Фиг разберёшь. Ну я и позвонил. Забирай.
- К-куда з-забирай? - Джину стало жарко, и он расстегнул куртку, надеясь, что проблема исключительно в этом.
- К себе забирай! - едва не сорвался на крик Ямашита. Кажется, сложившаяся ситуация его напрягала. Или пугала, или нервировала... В общем, Томохиса явно был не в себе.
- Куда к себе? Сдурел? - Джин тоже начал нервничать, представив себя наедине с пьяным, бессознательным, беспомощным Казуей. Ч-черт! Он же рехнётся в первые пять минут.
- Он твой друг или чей? - Пи ещё раз прошёлся по комнате и взял себя в руки.
«Если бы друг», - мрачно подумал Аканиши, рассматривая россыпь родинок на щеке. Только присутствие Ямашиты удерживало от прикосновения. Он не выдержит эту ночь!
- Уложишь на диван, отоспится. Утром пивом напоишь и отправишь домой.
- Отличный план. Первую часть ты уже выполнил. Может, продолжишь?
Каме во сне шмыгнул носом и перевернулся на другой бок, демонстрируя тощие рёбра под задравшейся футболкой. Аканиши нервно сглотнул и отвернулся к Ямапи. На такое лучше не смотреть.
Ямашита мялся.
- Ко мне гости скоро придут. Через час вас не должно здесь быть.
- Гости? Девушка что ли? - Джин даже смог рассмеяться, представив, как Пи готовится к свиданию, а тут в квартиру вваливается вдрызг пьяный Каме. - Ну ты влип!
- Не влип. - С нажимом произнёс Томохиса. - Сейчас вы оба исчезнете, и всё будет хорошо.
У кого угодно всё будет хорошо, только не у Джина. Аканиши покосился на диван. Ну за что ему это? И так еле сдерживается, а тут ещё такой подарок. Осталось ленточкой перевязать. Казуя как-то странно всхлипнул, и Джин понял, что ни за что не оставит его сейчас. Отвезёт домой, уложит в постель, раз-разденет… Дальше Аканиши предпочёл не думать.
А может, всё не так уж и плохо? Судьба даёт ему шанс побыть с Каме вдвоём. Пусть хоть так. Хорошо, что он не успел выпить, иначе контролировать себя было бы гораздо сложнее.
- Ну и долго ты собрался сидеть и разглядывать эту бессознательную тушку? Он не проснётся.
- Надо его одеть, что ли… - Джин опять начал сомневаться, что справится. Вот спасибо, Пи, удружил!
Иногда Аканиши казалось, что рассказать всё кому-нибудь, в частности Ямапи, было бы отличной идеей. Не всегда, конечно, казалось. Временами. Совсем редко. Вот как сейчас. Тогда бы друг точно не стал его во всё это вмешивать и спасал своё свидание каким-нибудь менее радикальным способом. Но Пи не знал. И теперь Джину предстоит одному из этого выпутываться.
Пока Томохиса ходил за курткой, Аканиши удалось без особого ущерба для собственной гордости придать Казуе вертикальное положение.
- Вот. - Ямапи кинул одежду прямо в руки.
Каменаши был горячим и, в самом деле, даже не подумал проснуться, лишь нахмурился, а затем улыбнулся и смешно причмокнул губами. «Словно целует кого-то», - не вовремя подумалось Джину.
- Сапоги ещё принеси.
- Ты его что, здесь собрался обувать?! - Ямашита, похоже, мысленно прощался с недавно наведённым порядком.
- А где? В прихожей? Тут он хотя бы сидит! - начал злиться Аканиши. Каме опять помрачнел.
- Сейчас, Казу, - успокаивающе пробормотал Джин, оглядываясь на дверной проём, в котором скрылся Ямапи. - Сейчас поедем домой.
Каме перестал хмуриться и улыбнулся чему-то своему. Что ему там снилось, поди разбери. Судя по лицу, он был вполне счастлив. Аканиши вздохнул.
Казу-Казу... Вот зачем ты напился? На радостях или убегая от проблем? Уж точно не от таких, как у меня. Если бы ты хоть что-нибудь, хоть немножечко мне рассказывал. Я тоже хочу знать про тебя, Казу.
Когда Каменаши наконец полностью упаковали, Ямашита помог поставить его на ноги. Нос Каме уткнулся Джину за ухо, влажные губы коснулись шеи, вызывая дрожь по всему телу. Аканиши мысленно выругался и покраснел, почувствовав совершенно определённую реакцию на такое действие. Лишь бы Пи не заметил! Джин постарался прикрыть Казуей свою неприятность и в результате упёрся тому куда-то в бедро. «Прости, Казу, ты не должен был этого чувствовать».
В прихожей Каменаши временно перекочевал к Ямапи, пока Аканиши спешно обувался. Широкие штаны это плюс, большой плюс.
- На, держи крепче. - Джин успел поудобнее перехватить Каме, когда тот вдруг решил помочь и обнял, закидывая руки на шею:
- Джн...
- Смотри-ка, он тебя узнал! - окончательно повеселел Ямашита, зато Аканиши стало как-то совсем не радостно.
- Да пошёл ты! Лучше ключи от машины из кармана достань.
- Что ты такой нервный? - пока Томохиса сосредоточенно копался в куртке, Джин вынужденно сильнее прижал Казую к себе.
Вот сейчас Пи сунет ему в руку брелок, закроет дверь, и останутся они с Каме наедине. Думать про это совершенно не хотелось, но картинки перед глазами никак не отпускали, да и бессознательное тело в руках отнюдь не способствовало самоконтролю.
- Если честно, я думал, скорее наоборот будет.
От удивления Аканиши даже про проблему свою забыл:
- В смысле?
- Что я скорее буду сдавать пьяного тебя на руки Каменаши, - сострил Ямапи. Он, кажется, не испытывал ни малейшего угрызения совести от того, что выставляет лучшего друга за порог.
- Ну нет, - Джин неверяще покачал головой. - Меня бы ты оставил здесь. Слышишь?! Не смей меня кому-то сдавать!
«Тем более Каме».
- Конечно-конечно, - активно закивал Пи и хлопнул Аканиши по плечу. - Не переживай. Ты только выбери более удачное время, чтобы напиться.
Прощальная шутка Ямапи отвлекла Джина от размышлений о внезапно свалившемся на его голову Казуе. Всю дорогу до дома он переваривал одну простую мысль: Каменаши ни за что, ни при каких обстоятельствах не должен видеть его пьяным. Тут ведь такого можно наговорить! И что самое страшное - потом даже не вспомнить... Не-е-ет. В следующий раз, Аканиши, если решишь напиться, сначала закройся на все замки. И никаких Ямапи поблизости!
Если Джину и суждено ляпнуть Каме что-то подобное, он бы предпочёл об этом помнить.

URL
2011-06-26 в 19:57 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
Глава 6

Оказывается, забыть о том, что за стеной спит Каменаши Казуя, очень трудно. Джин промаялся всю ночь. Один раз только отключился, по ощущениям минут на десять, по факту - на полтора часа. Но и это не слишком помогло.
Аканиши кое-как затащил Казу в квартиру, стянул с него верхнюю одежду и устроил на своей кровати в футболке и джинсах, укрыв одеялом. Сначала Джин хотел снять ещё и джинсы, Каме ведь, помнится, вообще голышом предпочитает спать, но потом решил, что тот не слишком обрадуется, обнаружив себя утром без штанов. Да и вообще, лучше не искушать судьбу. Потому что стаскивать с Казуи узкие джинсы, это просто...
А потом он всё-таки не сдержался. Каме так хорошо спал, посапывая, заманчиво приоткрыв рот. Захотелось узнать, какой Казу на вкус. Всего лишь один раз. Слегка. Он просто прикоснётся к этим мягким губам и уйдёт. К привкусу виски, саке или чем там себя радовал Каменаши, примешивалось что-то ещё, сладковато-горькое, как кофе и сигареты. Джин не успел разобрать: Каме вдруг ответил на поцелуй. Аканиши отшатнулся и только спустя пару секунд сообразил, что на него никто не смотрит диким взглядом, не собирается ударить или наорать. Казуя спал. Всё так же как и прежде. Но теперь он улыбался. Счастливой-счастливой улыбкой. И, кажется, продолжал целоваться с кем-то во сне. Джин зажмурился, вылетел из комнаты и сполз вниз по двери. Щёки горели, сердце глухо билось о рёбра, на губах остался горький привкус, от которого хотелось выть.
Больше Аканиши не заглядывал в комнату. Даже мимо проходить боялся. Он три раза за ночь принял холодный душ, помучил гитару, сходил пешком в круглосуточный супермаркет за пивом. Джин взял всего одну банку. Для Каменаши. Чтобы уж точно не было соблазна выпить. Банка Asahi, зубная щётка и килограммовое ведро мороженного - у мальчика-кассира было очень забавное выражение лица, когда он это пробивал. Джин и сам бы посмеялся, не будь так больно каждый раз, когда он вспоминал улыбку Каме. Его Каме, целующего кого-то другого.
И вот теперь, как истинный мазохист перебирая в голове свои ночные приключения, Аканиши прикончил мороженное и понял, что уже утро. Дальше прятаться было бессмысленно.
Джин осторожно проскользнул в комнату, присел на корточки рядом с кроватью и потянулся было потрясти Каменаши за плечо, но передумал. Пусть ещё немного побудет в своём мире. А Джин полюбуется. В приглушённом свете всё казалось зыбким и нереальным. Осознание того, что гость в любой момент может проснуться, удерживало от опрометчивых поступков. Аканиши просто разглядывал. Сбившуюся на бок челку, тонкую линию бровей, горбинку на носу, губы... взгляд скользнул ниже, мысленно очерчивая открытую шею и кадык, худые ключицы под футболкой... дальше мешало одеяло, но Джин вполне мог представить, что где-то под ним скрываются рёбра, впалый живот, ремень от Gucci... Испугавшись дальнейших мыслей, Аканиши поспешно вернулся к лицу и встретился с внимательным взглядом карих глаз.
- Что ты делаешь? - хрипло спросил Каме.
- Ничего. - Аканиши вскочил на ноги и отошёл к окну, отдёргивая шторы. В окно глухо барабанил вечный дождь. - Утро уже.
Лившийся с неба серый свет заставил Казую поморщиться и застонать. Если Каменаши и хотел что-то выяснить, он тут же об этом забыл.
- Что, хреново? - участливо поинтересовался Джин, радуясь возможности сменить тему. Казуя неразборчиво промычал что-то, похожее на согласие. - Сейчас приду.
Когда Аканиши вернулся, Каме валялся на кровати, закрыв глаза обоими предплечьями.
- Вставай давай, - Джин протянул пиво.
- Можешь сделать, как было? - продолжал щуриться Каменаши, усаживаясь. - Холодная...
Он приложил банку к виску и закрыл глаза. Аканиши хотел возразить, но передумал: молча задёрнул шторы, возвращая комнате полумрак, и направился к двери.
- Не уходи... - тихо попросил Казуя, открывая банку.
Джин всё так же молча сел на кровать, позволяя себе беззастенчиво рассматривать, как ходит туда-сюда кадык, как слегка подрагивают сжимающие холодную сталь пальцы.
- Завтракать будешь? - спросил он, когда Каме наконец оторвался. Тот скривился. - Это хорошо. Всё равно у меня ничего нет.
- Тогда заче...
- Нафига ты напился? - перебил Аканиши.
Каме вздрогнул и замолчал. Он вертел в руках банку с пивом, разглядывая то ли свои пальцы, то ли узор из мелких капель вокруг горлышка, и отвечать, похоже, не собирался.
- Ты вообще что-нибудь помнишь? - решил зайти с другого края Джин.
Каменаши нахмурился:
- Кажется, я шёл к Ямапи... - он поднял глаза и неуверенно посмотрел на собеседника, словно не решаясь спросить, дошёл ли он до Ямашиты, что натворил по дороге и как вообще тут оказался.
Ещё одно «нафига» осталось невысказанным. Что уж тут... Аканиши сжал кулаки.
- У Пи были другие планы на вечер, - счёл возможным объяснить он.
Он не знал, зачем всё это говорит. Не знал, зачем сидит здесь и задаёт вопросы, на которые ему всё равно не ответят, да и на которые он не хочет слышать ответ.
Просто это ещё одна возможность побыть с Каме, прежде чем они снова с головой зароются каждый в свои дела, а Джин начнёт шарахаться от каждой тени, напоминающей Казую.
Каменаши почти прикончил пиво и заметно оживился.
- Скажи... А зачем ты меня разглядывал?
- Я не разглядывал, - твёрдо произнёс Джин. Во всяком случае, он хотел, чтобы это прозвучало твёрдо.
Скептический хмык заставил испугаться и нервно вскочить с кровати.
- Не разглядывал! Я пришёл тебя будить. - В глазах Каме мелькнула растерянность, Аканиши решил добавить напору: - У тебя может сегодня и выходной, а у меня дел куча. Допивай давай, приводи себя в порядок и поехали. Я опаздываю.
Последняя фраза явно была перебором. Каменаши шокировано уставился на него, а затем запрокинул голову и вылил в себя оставшееся пиво.
- Пойду оденусь, - зачем-то пояснил хмурый Джин.
Он не видел, как долго рассматривал закрывшуюся за ним дверь Казуя, как стиснул в пальцах край одеяла, как закусил губу.
Каме не мог сказать, что привело его в большее замешательство, странная реакция Джина или сам факт «рассматривания». А может, он просто всё придумал? Со сна... Каменаши застонал: захотелось снова отключиться. Ему снился Джин, и они так замечательно целовались, пока Казуя не проснулся и не навоображал всякой чуши. Конечно, Аканиши не мог его разглядывать! Ему, похоже, сама мысль об этом противна, вон как подскочил.
Каменаши, когда ты прекратишь всё портить?
На этой оптимистичной мысли в дверях появилась лохматая голова Джина:
- Там в ванной зубная щётка новая.
- Ты купил для меня зубную щётку? - вопрос вырвался прежде, чем окончательно сформировался в голове и Каме сообразил, что и главное каким тоном он сказал. Алкоголь плохо влияет на мозги, особенно по утрам.
Аканиши взвился моментально:
- Мне что, делать больше нечего, покупать для тебя зубные щётки?
Казуя испугался столь бурной реакции и попробовал отступить:
- Да нет, я просто подумал... вдруг... это было бы очень мило. И пиво тоже.
Резким шагом Джин дошёл до окна и распахнул шторы, затем открыл окно и тут же обратно захлопнул.
- Каменаши ты совсем, да?! Ничего я для тебя не покупал! Свалился на мою голову. Да если бы не Пи с его свиданкой, нафига ты мне тут сдался вообще? Своих дел по горло!
Наверное, так чувствуют себя люди, которым по голове ударили чем-то очень тяжёлым. Несколько секунд Каме сидел как оглушённый, потом вскочил.
- Аканиши, какой же ты урод... - процедил он сквозь зубы и вылетел из комнаты.
В коридоре Казуя начал натягивать куртку, запутался в рукавах, бросил. Шатаясь натянул левый сапог, потом вспомнил про куртку и напялил-таки её на себя. Потом очередь дошла до правого сапога...
Он возился так минут десять. И за это время никто не попробовал его догнать или остановить. Даже просто извиниться. Хотя, это же Аканиши, какое там извиниться. Наверное, будь Каме девчонкой, он бы разревелся. К счастью, сейчас его просто трясло от злости. Не в первый раз, пройдёт. Это же Аканиши.

URL
2011-06-26 в 19:58 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
Глава 7

- У тебя всё нормально? - поинтересовался заботливый Танака. Он звонил сообщить, что изменилось время репетиции, и конечно же не мог не задать этот глупый вопрос. Особенно если вспомнить, что Каменаши целый день игнорировал звонки.
- Лучше не бывает. - Каме совсем не было стыдно за эту ложь. Даже если Коки что-то почувствовал и никак не хотел униматься.
- Голос странный...
- Просто устал. - Железная отмазка, и она даже не была ложью. Казуя откинулся на спинку дивана и закрыл глаза.
То ли Танака удовлетворился ответом, то ли просто решил больше не приставать, но они наконец попрощались. Казуя уже решил лечь спать, когда дверной звонок возвестил о посетителе.
На пороге стоял Аканиши. Просто стоял и молчал, и не пытался что-либо сделать. Каме, не нарушая тишину, закрыл дверь.
Ведь именно так поступил бы сам Джин на его месте. Не хочешь разговаривать - просто захлопни дверь у другого перед носом.
Каменаши был зол. На Джина. И ещё больше на себя. Потому что, по большому счёту, Аканиши тут вообще не при чём. Он не сделал ничего особенного, ничего, за что Казуя был бы вправе злиться. Просто разбил иллюзию. В своей, баканишевской манере, конечно, но только и всего. Каме сам виноват. Но тогда что тут делает Джин?
В глазке крошечный Джин стоял и не шевелился. Казуя прижался щекой к двери.
- Аканиши, уходи. Я не хочу сейчас разговаривать.
Шорох на лестничной площадке, глазок опустел. Только шагов не было слышно. Каме помедлил и распахнул дверь. Аканиши сидел на корточках, привалившись спиной к стене.
- Ксо-о-о! - прошипел Казуя и за рукав затащил незваного гостя в квартиру.
Шапка натянута до самого носа. Стоит и молчит. Да какого?!
- Говори. - Каменаши отступил на два шага и сложил руки на груди. Звенящая тишина била по ушам и по нервам. - Зачем ты пришёл, Аканиши? Говори или выметайся.
- Хотел извиниться, - пробормотал Джин куда-то в ворот куртки, и Казуя потерял дар речи. В прямом смысле слова. Потому что любой, кто общался с Аканиши, едва ли найдёт, что тут ответить.
- За что?
Это был хороший вопрос. Вдруг Джин успел выкинуть что-то такое, о чём Каменаши ещё не знает.
- Я был груб и обидел тебя. Я пришёл попросить прощения.
Да какого черта здесь происходит?! Каме чувствовал, как со скрипом срывает резьбу.
- Ночью?! Твою мать, Аканиши, с каких пор ты извиняешься за своё обычное поведение? Тебе же плевать на всех! На то, кто что подумает, кто на что обидится. На всех!
- Не правда! На тебя не плевать! - выкрикнул Джин, вскидываясь, и тут же умолк.
Ч-черт... Казуя сглотнул, разглядывая бледное лицо и горящие глаза. Как же он устал! От этих фокусов, от неопределённости, от догадок и предположений.
- Раздевайся. - Аканиши вздрогнул и уставился вопросительно. - Раздевайся уже и проходи. Меня достало. Я хочу понять, какого черта творится в этом мире, и что на тебя нашло.
Каме говорил резко, словно это кто-то другой, и очень, очень-очень боялся передумать. Правду, как ни крути, узнавать всегда страшно. Правда очень часто не совпадает с тем, что хочется слышать.
- И ты не уйдёшь отсюда, пока я это не выясню, - отчеканил Каменаши, чтобы окончательно отрезать самому себе путь к отступлению, и пошёл на кухню включить чайник. Хотя что-то подсказывало, что нужен тут совсем не чай.
Когда спустя полминуты Каме вернулся в прихожую, ожидая увидеть готового к разговору Джина, тот всем своим видом демонстрировал, что разговаривать не собирается. Даже не разулся. Опустился на корточки прямо около входной двери и обхватил руками колени.
- Джин.
- Ты не хочешь этого знать. - Тихо, но вполне чётко. Со стороны из-под шапки видно закушенную губу. Растерянный, практически загнанный в угол Каменаши и ситуацией.
- Мне лучше знать, чего я хочу, - произнёс Казуя всё так же отрывисто.
Подошёл ближе, стянул с Аканиши пресловутый головной убор и запустил пальцы в густую шевелюру. И физически ощутил, как сгустился вокруг воздух.
- Не надо, - сдавленно прошептал Джин. - Не делай так, прошу. Не на...
- А если я так хочу? - Казуя наклонился и прикоснулся губами к лохматой макушке, так, как мечтал когда-то давно, ещё в прошлой жизни, кажется.
Джин судорожно выдохнул и обмяк. Каменаши отстранился, обеими руками вцепился в куртку и потянул вверх, заставляя подняться.
- Разденься, пожалуйста, хватит торчать в прихожей. Обещаю ни о чём больше не спрашивать.

***
Каменаши вертел в пальцах одну из палочек и увлечённо рассказывал про Окинаву.
- Там рыбачить классно! - вставил неугомонный Джунно. Коки закатил глаза и ткнул его локтем под рёбра.
Джину следовало бы включиться в разговор и пообщаться с парнями, раз уж спустя неделю он позволил уговорить себя на эти посиделки. Но он даже рассказ Каме улавливал через фразу. Хотелось сидеть рядом с Казу. Положить руку ему на колено или голову на плечо. Стащить из тарелки щупальце осьминога и поделиться чем-нибудь из своей.
- Аканиши-кун, ты сейчас в нём дырку прожжёшь, - зачем-то сказал Накамару.
- Что? - Джин усилием воли оторвался от созерцания впадинки у Казу на шее.
- Я говорю, ты смотришь на Каме, а мыслями где-то далеко. У тебя взгляд, словно это не Каменаши-кун, а девушка всей твоей жизни.
Казуя дёрнулся и сломал палочку, Джин вздрогнул.
Танака задумчиво потёр бровь.
- Не знай я вас, парни, я бы сказал, что вы палитесь.
- Ха! - Тагучи поочерёдно показал пальцем на Каме и Джина. - Эти двое... Вы шутите?
- Глупость какая... - пробормотал покрасневший Каменаши. - Аканиши просто задумался.
Казуя укоризненно уставился на него, ожидая подтверждения. А Джин подумал, что Мару, конечно, глазастый, но идиот. Разве не заметно, что Каме лучше любой девушки.
Уэда перевёл взгляд с Каме на Джина и обратно, открыл рот. Аканиши напрягся, приготовившись парировать очередную колкость.
- Может, ещё что-нибудь закажем? - внезапно вставил Тагучи, оглядывая практически пустые тарелки. - Уэпи, вижу, ты за?
Татсуя оторопело кивнул и промолчал.
- Закажите мне пива, - поспешно кинул Джин. - Пойду покурю.
Он был благодарен Джунно. Временами казалось, что Тагучи только притворяется, выдавая невпопад свои шуточки и неся всякую чушь.
Пальцы почему-то дрожали. Аканиши погладил прохладную поверхность зажигалки и достал телефон.
Я хочу тебя. Сейчас.
«Отправить сообщение?»
Он прицельно выпускал в холодный воздух струйки дыма и никак не решался нажать «ok». Он торопится? Как к этому отнесётся Каме? Одно дело обниматься на диване, исследовать губами скулы и хрипло шептать всякую чушь и совсем другое - ничем не прикрытое «я тебя хочу».
Звук входящего сообщения заставил выкинуть окурок.
Джин, поехали ко мне.
Сейчас.

URL
2011-06-26 в 20:00 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
Глава 8

Они стояли в спальне, лицом к лицу, на расстоянии вытянутой руки. В приоткрытое окно то и дело врывались порывы ветра и мокрые брызги. Каме хотелось зажмуриться. Оказывается, когда чего-нибудь очень сильно хочешь, а потом неожиданно получаешь, не остаётся ничего, кроме растерянности. Аканиши, кажется, тоже не знал, что им теперь...
Один маленький шаг, даже полшага, Казуя прикоснулся губами к тёмному пятну на левой кисти Джина. Тот дёрнулся и ощутимо напрягся.
- Что ты творишь?
Каменаши улыбнулся, не отрывая губ от руки.
- Давно хотел так сделать. Не мешай.
И Джин совсем осмелел. Отнял руку, притягивая Каме к себе, осторожно раздвинул губами губы. Когда Казуя думал о чём-то подобном, ему казалось, что это скорее будет животная страсть. С искусанными губами, оторванными пуговицами и подломившейся ножкой кровати. А получалась какая-то щемящая нежность, от которой подкашивались колени, всего-то от одного маленького поцелуя. Аканиши целовал так, словно Каме был воздухом, словно мог исчезнуть от любого неосторожного движения.
Горячие ладони забрались под футболку, и Казуя испугался. Неужели это правда? То, о чём он даже мечтать всерьёз не смел, внезапно стало таким близким, таким реальным, что Каме оказался к этому совершенно не готов.
Джин тем временем почувствовал, что что-то не так и остановился. Убрал руки, слегка отстранился и ждал, когда Казуя придёт к согласию с самим собой.
- Боишься? - тихо спросил Аканиши, разглядывая его лицо. - Ч-черт, я тоже. Казу, если ты не хочешь...
Каменаши вдруг понял, что если он скажет «нет», ничего не будет. Джину не нужно его сомнительное согласие под влиянием момента.
Джину нужно больше. Джину нужен он сам.
К черту!
Каме ухватился за чужой джемпер и рывком притянул Аканиши к себе. Тот тихонько ойкнул и тут же ответил на поцелуй, решительнее, чем в первый раз, но всё равно очень нежно.
Казуя сам стянул с Джина свитер, прямо вместе с футболкой, и прижался к гладкому горячему телу. Аканиши напротив не торопился его раздевать, продолжая руками гладить живот и спину, большими пальцами проводить под резинкой боксеров. Кожа горела от этих прикосновений. Каме казалось, что ещё немного, и он начнёт стонать. Совершенно неприлично и в голос.
Нахальное колено оказалось между его бёдер, ладонь коснулась паха. Казуя сдался, не в силах больше сдерживаться. Подался вперёд, усиливая прикосновение, запустил пальцы за пояс аканишевских джинсов, расстегнул ремень, принялся за молнию…
Джин шипел что-то неразборчивое и совсем не помогал, ни капли, только дышал всё чаще и чаще. И у Каме самого сбилось дыхание.
В стекло с силой колотились капли, от порывов ветра по голой коже пробегали мурашки, и Казуя сильнее прижимался к горячему Аканиши. Всё происходящее напоминало очередной нереальный сон, который вот-вот рассыплется от писка будильника. Но время шло, они продолжали исследовать и дразнить друг друга, а сон продолжался. Джин здесь, рядом. Вот он, дрожит под его ладонями. Или это Каме дрожит в сильных руках Джина?
Выгибается навстречу, совпадая с ритмом капель, впивается кончиками пальцев в смуглую спину и плечи, так сильно, что Аканиши наверное больно. Утром они точно обнаружат там синяки. Утром… Сон не заканчивался, принося новые ощущения. Их было так много, и одновременно так мало, что Каменаши терялся и умолял не останавливаться.
А потом сердце пульсировало где-то в горле, часто-часто, будто при лихорадке. Уши заложило, и он скорее чувствовал кожей, чем слышал, как тяжело дышит рядом Джин.

URL
2011-06-26 в 20:01 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
Горячие струи смывали усталость и неуверенность, но даже не пробовали покушаться на чужой запах. Наоборот, впитывались вместе с ним, позволяя закрепиться, смешаться с его собственным. Казуя был совсем не против. Он уткнулся носом в предплечье и вдохнул, проверяя, достаточно ли глубоко проник Джин.
Две подушки, одно одеяло, закрытое окно и почти закрывшиеся глаза. Каменаши был счастлив и он почти спал. Если уснуть во сне, то это будет уже не сон, правда?
Неожиданно Аканиши положил руку на его ладонь и слегка сжал.
- Ты чего? - Каме не хватило сил поднять голову, и всё же он смог приоткрыть один глаз и взглянуть на смущенного Джина, чьи горящие щёки было видно даже в темноте.
- Убеждаюсь, что ты мне не снишься.
Тихий смешок в подушку. В этой комнате даже страхи общие.
- Как тебе можно присниться, если ты до сих пор не спишь?
Аканиши пробормотал что-то, похожее на извинение, и поудобнее зарылся носом в одеяло, но руку не убрал. Засыпая, Казуя чувствовал, как он ещё несколько раз осторожно стискивал пальцы. А потом Каме сжал ладонь сам. На всякий случай. Ведь кто знает, вдруг это Джин ему снится?

Эпилог
Казуя проснулся ночью от ощущения, что происходит что-то чертовски неправильное. Сбившееся одеяло, смятая подушка на второй половине кровати. Джин! Каме почти испугался, сообразив, что один. Он сел в постели, краем сознания отмечая, какими неестественно белыми кажутся в темноте простыни, и как контрастирует с ними его собственное тело.
Аканиши стоял у окна, прислонившись лбом к стеклу. Шторы отдёрнуты, открывая вид на светящееся небо за черными облаками. Вдруг стало очень страшно, до жути.
- Джин... - хотел позвать Каме. Но голос не слушался, только пересохшие губы на долю секунды шевельнулись и застыли.
Каким-то невероятным образом его услышали.
- Дождь, - просто произнёс Аканиши, не оборачиваясь.
Казуя вылез из постели и пошёл к нему. Длинный ворс ковра щекотал босые ступни, холодный воздух обволакивал тело. Две капли глухо стукнулись в стекло и медленно сползли вниз, собирая за собой остальные.
- Последние, - прошептал Каме в голое плечо.
Аканиши развернулся, вынуждая отстраниться и сделать шаг назад.
- Джин... Пожалуйста... - выдавил Казуя чуть не плача.
Тот вдруг поднял глаза и посмотрел на него так, что перехватило дыхание. А потом порывисто притянул к себе. Каме обнимали почти невесомо, он едва ли чувствовал прикосновение. И в то же время понимал, что никогда в жизни его не прижимали к себе настолько крепко, с таким почти отчаянным желанием удержать. Только Казуя никуда, совсем никуда не собирался деваться.

Конец.

URL
2011-06-26 в 23:00 

catErpiL!ar
Oh wait, you're serious. Let me laugh even harder. (c)
~tabula rasa~
вау...:heart:
Каме очень надеялся, что слово «круто!» было написано на лице
жаль меня не видно, слово "круто" написано у меня на лбу вооооот такими буквами!!
а вообще, я больше даже не знаю что и сказать. очень. мне очень очень понравилось.
не в тему: а это случайно не для феста писалось?

2011-06-27 в 04:32 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
catErpiL!ar

спасибо!!!
очень рада. что понравилось! ))))

не в тему: а это случайно не для феста писалось?

:-D
не для феста, но во время, я бы так сказала!
Ты посмотри какой объем, я бы не уложилась!
На самом деле, эта штука задумывалась и начиналась очень давно, еще зимой. Потом несколько ммм зависла. Когда начался фест, вместо того, чтобы заниматься фестовым фиком, мозг неожиданно включился в этот :laugh:
вот такая я сложная!
Ну а вчера мы с бетой отряхнули с него пыль, поправили недочеты, и вот )))))))))

URL
2011-06-27 в 08:58 

catErpiL!ar
Oh wait, you're serious. Let me laugh even harder. (c)
~tabula rasa~
Блин, понравилось это мягки сказано! я буду перечитывать, что бы каждую деталь рассмотреть! :3

объем, да... самое интересное, что бывает длинные фики ни о чем, одно да потому, а тут все на месте, объем ровно такой какой нужен...
...все, я в любви :heart:___:heart:
ну, кто не занимался чем-то другим во время написания фестового фикаХDDDD я точно занималасьХDDDD
вы с бетой супер-молодцы, я вас обожаю! :squeeze::squeeze::squeeze:

2011-06-27 в 10:47 

EvanLillie
Never give up, it’s such a wonderful life
Класс! Как мне понравилось!:inlove:
Такие милые, влюбленные и несмелые) Романтик во мне в экстазе:heart::heart::heart:
Спасибо! Такое теплое чувство после прочтения:squeeze:

2011-06-27 в 13:28 

Shion-sama
Неврастеник, мизантроп и просто красавица.
~tabula rasa~
я, наконец, прочитала))))
адекватного ничего не осталосьXDDDD но мне очень-очень понравилось))) :heart::heart::heart: :red::red::red:

2011-06-27 в 17:54 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
catErpiL!ar
Блин, понравилось это мягки сказано! я буду перечитывать, что бы каждую деталь рассмотреть! :3

:kiss:
автор туда много всего понапихал, ага :)

объем, да... самое интересное, что бывает длинные фики ни о чем, одно да потому, а тут все на месте, объем ровно такой какой нужен...
...все, я в любви ___


)))))))))))))))))

ну, кто не занимался чем-то другим во время написания фестового фикаХDDDD я точно занималасьХDDDD

это вообще любимое занятие - заниматься не тем, чем следует :-D

вы с бетой супер-молодцы, я вас обожаю!

особенно бета :)
в процессе написания столько понатерпелась
как она меня вообще выносит...

EvanLillie

Спасибо большое! Такие эмоции делают меня счастливой ))))))))
:kiss:

Такие милые, влюбленные и несмелые)

о да! и я-таки свела их вместе
хотя на самом деле временами их было ну очень сложно разлучить )))
тяжелые у них характеры :D


Shion-sama
адекватного ничего не осталосьXDDDD

:D ну как же так? адекват надо беречь! :-D
ищи скорее обратно ))))))))))

но мне очень-очень понравилось)))

Спасибо!!!
Рада очень-очень, что понравилось :squeeze:

URL
2011-06-27 в 18:00 

Shion-sama
Неврастеник, мизантроп и просто красавица.
~tabula rasa~
адекватные люди когда читают классные фики пишут длинющие отзывы с кучей цитат, а я сижу с дебильным выражение лица, пытаюсь собрать в кучу остатки мозга и связать два словаXDDDDD
:squeeze::squeeze::squeeze:

2011-06-27 в 18:05 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
Shion-sama
адекватные люди когда читают классные фики пишут длинющие отзывы с кучей цитат

на свете очень мало адекватных людей! :-D

а я сижу с дебильным выражение лица, пытаюсь собрать в кучу остатки мозга и связать два словаXDDDDD

сиди, друг, сиди )))
если это реакция на мою писанину, я даже рад и польщен :shuffle:

URL
2011-06-28 в 18:50 

rira13
Чтобы не случилось,всё будет хорошо! Всё отлично,живи,не упускай своей мечты! Расправь свои крылья И сияй на весь мир
вапу...вот это история огромное спасибо за нее читала не отрываясь!!

2011-06-28 в 19:19 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
rira13 Спасибо огромное!!! Мне очень приятно, что удалось зацепить ))))

URL
2011-06-29 в 23:17 

Мммм... Какая чудесная работа! :heart: После прочтения ощущается такая щемящая нежность :heart::heart::heart:

2011-07-01 в 18:15 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
kayenn

Спасибо большое! Нежность, это то, что я к ним испытываю. И надеюсь они друг к друг тоже ;)

URL
2011-11-28 в 00:33 

хорошая подборка)

URL
2012-04-20 в 16:28 

Гулаби
Как же сложно всегда описать все чувства, которые возникают по мере чтения разных работ! И чтоб было хоть немного приближено к действительности... Эта история понравилась очень сильно. Сам сюжет, такие замечательные Каме с Джином, вообще само описание! Видно, что автор просто потрясающий!!! Спасибо огромное за сие творение! А также и бете) Вы обе пишете просто изумительно! А вместе, наверное, создаете что-то поистине прекрасное! Аригато!!! :heart: Сцена подвыпившего Каме (если помягче) у Пи, а затем и дома у Джина, когда он проснулся - просто... ну очень понравилась!

2012-04-20 в 19:08 

~tabula rasa~
Двери счастья открываются на себя. И если мы ломимся в них, они закрываются еще сильнее.
Гулаби,
спасибо большое!
как же здорово, что моя история вызывает такие чувства )))
Бета действительно большой-большой молодец, я ее очень люблю :) Если бы не она, ничего бы этого не было, точно говорю.

Такие отзывы вызывают желание писать дальше и больше, и лучше, конечно (хотелось бы надеяться :))
Спасибо!

URL
     

Тетрадка в клетку

главная